И война, и русская старина

BYA32770

В прошедшем году, году 70-летия Великой Победы, был открыт музей в средней школе одного из старейших сёл Новокузнецкого района – в Красулине. Учителя и ученики годами собирали информацию и экспонаты, которые теперь приведены в порядок. Руководитель музея, патриот, энтузиаст своего дела Нина Григорьевна Мишина с трепетом рассказывает о своём любимом детище.

– Начинала эту работу ещё в 1970-ые годы учительница истории Валентина Григорьевна Редакова. Она составила альбом «История села Красулино». В нём была летопись, а также фотографии первого клуба, избы-читальни, одного из старейших домов села и так далее. Валентина Григорьевна собрала и некоторые старинные вещи, это глиняная крынка, деревянный бачочек (лоханочкой такие называли)…

Её преемница, Наталья Николаевна Котельникова, перенесла уже собранную информацию в новый альбом и добавила данные по колхозу. Это были 80-ые годы… Пять лет назад, когда я ещё работала здесь учителем физики, я участвовала как уроженка Красулина в сборе исторических данных, которым занималась замдиректора по воспитательной работе Оксана Геннадьевна Дадаева. Она в основном работала с ветеранами войны, фотографировала их. В то время ещё многие были живы. Мы сейчас те фото на стендах размещаем.

И тогда я буквально заразилась этим интересным и нужным делом. И потом, когда вышла на пенсию, стала больше времени уделять поисковой работе. Мои предшественницы смеются, мол, мы начинали, а ты сумела довести до ума. Я говорю: мне легче, чем вам, потому что фундамент уже был. Надежда Кузьминична Искакова – тоже из тех, кто готовил благодатную почву. Она уже не работает в школе, но продолжает участвовать в оформлении стендов музея. К тому же ученики помогают мне собирать воспоминания у жителей села, группу «Поиск» организовали.

К нам даже приходят запросы, люди ищут информацию о своих родственниках… Историю школы пишу. У меня уже набрано много биографий учителей и фото первых учеников, ещё 1922-го.

Уже 3 года прошло с тех пор, как я вплотную стала заниматься музеем. В основном, по военным годам информацию собирала: кто был призван, кто погиб, кто вернулся. Вот, с этого начала. Иду к людям, разговариваю с ними, параллельно всё записываю по семьям. Родителей пишу, которые рождены были в 1860-м и более поздних годах. Эти дедушки-бабушки ещё были живы в начале сороковых.

Готовила материалы в рубрику «Эхо войны» газеты «Сельские вести» (апрель – май 2014). В первом из них под названием «Страдаю и радуюсь» рассказывается о труженице тыла Ксении Никаноровне Ашпиной, она в 1940-ом году приехала в Красулино работать, до сих пор здесь живёт. А во втором – «Женщина-воин, женщина-мать» – о Марии Ивановне  Абрамовой (Нешатаевой) из села Еланный Нарык, которое входит в состав Красулинского поселения. Она была медсестрой на фронте. В этом году на 9 Мая в наше село приезжала, выступала. Кстати, она передала в музей лапти и павловопосадские шали.

Как я собираю информацию? Помню ещё из своего детства, что в нашей школе были ученики из населенных пунктов Жерново, Усково, Успенка, Конная Ферма, Казанково, Чичербаево, Иганино, Первое Мая, Весёлое, Анисимово, Недорезово, Новая Жизнь. Некоторых из них уже не существует, но их жители уходили на войну, отдавали жизни за нас. Поэтому я захотела включить их в список наших героев. Я шла в сельсовет, открывала похозяйственные книги, оттуда выборку делала и на основании этого вывела, что погибших в Великой Отечественной с Красулинской территории более 500. Ещё список не завершён. С людьми разговариваю, особенно с теми, которые в то время жили, и выясняю, что ещё какой-то человек мною не зафиксирован. И я его дописываю.

Много экспонатов передала в музей труженица тыла Татьяна Николаевна Полякова (Писарева). Она жила во время войны в Тагарыше (который в 70-ые годы исчез с лица земли). В 1942 году она уехала в Сталинск (Новокузнецк), там после недолгого обучения она пошла работать на швейную фабрику. Татьяна шила бойцам на фронт гимнастёрки, кисеты, сумки, куда они складывали патроны. Работала хорошо, и в 1944 году её направили как стахановку в Кемерово на слёт и там ей вручили грамоту, которую она передала для нашей экспозиции. Также Татьяна Николаевна сшила кисет для музея, сложила газетку, как фронтовики складывали, и положила её внутрь.

И ниточку дала… Когда Татьяна жила в Тагарыше, её мама изо льна пряла такие ниточки. У Татьяны Николаевны остался клубок на память. Она отрезала немного для нашего музея и рассказала, как выращивался и как выделывался этот лён, сколько там труда. Потом из таких ниток ткали холсты, из которых шили мужские и женские нижние рубахи. А из конопли и крапивы делали веревки. Вот так жилось людям, и не роптали, с работы шли с песнями. Такое было трудное время – война! Но в песне люди забывали про своё горе. Как могли друг друга поддерживали, помогали.

А ещё Татьяна Николаевна сделала для музея образец вязки. Чем он знаменателен? Во время Великой Отечественной войны в Новокузнецкий район эвакуировали много ленинградских женщин и детей. Какие же они были страшно худые, измождённые горем и болезнями! Их распределили по сёлам, по домам, сначала откормили, а потом уже они пошли работать. Некоторые ленинградки были очень грамотными, одна из них даже виделась с Крупской, с Лениным, общалась с ними, она жила в Таргарыше, в школе работала.

Эта женщина вязала вещи таким вот рисунком. А у нас тогда только одна вязка была – обыкновенная. А носить-то нечего было. Женщины пряли шерсть овечью, из неё вязали носки, варежки и кофты. Татьяна Николаевна научилась новому рисунку. Это связь с ленинградскими переселенцами. А наш земляк Василий Шупик во время Великой Отечественной доставлял продукты в блокадный Ленинград по Ладожскому озеру и вывозил оттуда людей. После войны он ещё какое-то время жил в Недорезово.

Про сороковые много можно рассказывать. Но экспозиция музея включает в себя и экспонаты мирного времени. Например, на стенде размещена копия ремезовской карты 1701 года, где отмечено с. Красулино. Мне её сделали в библиотеке им. Н.В. Гоголя. Эта карта и другие вещественные доказательства говорят о том, что наше село было образовано около 1660 года. Представляете?!

Старинные вещи для музея я собирала у тех же людей, у которых расспрашивала про историю их семей. Наиболее древние из них, как ни странно, я нашла у себя в огороде. Это глиняные черепки. Свою находку я отвезла на экспертизу Юрию Викторовичу Ширину – замдиректора по научной работе музея-заповедника «Кузнецкая крепость». Он установил, что это осколки от кухонной утвари, которую делали жители нашего села в конце 18 – начале 19 века. Оказывается, по тому, как загнута верхняя часть горшка, можно судить о том, в какое время он сделан. Чем круче загнута, тем более раннего производства.

В нашем музее есть и керосиновые лампы. Ещё в конце 50-х годов, когда я училась в школе, такую лампу ставили посередине стола после восьми часов вечера, когда электричество отключали. Мы, дети, садились вокруг неё и выполняли уроки.

В сельсовете нашла альбом с фотографиями людей, которых знаю. Я эти фото забрала, чтобы сканировать их и сделать полноценную информацию для стенда нашего музея о ветеранах войны, которые после фронта работали в колхозе «Вперёд». Но это уже на будущее. Работы много. Просто надо время.

Михаил Туркин из Ускова принёс самовар своего прадедушки Степана Мамонтова, который ещё в Первой мировой принимал участие. Солдаты не знали, что революция происходит 1917-го года. Их вывели из окопов и заставили патрулировать улицы Петрограда. Этот самовар Степан привёз оттуда. У нас такие ещё не делались.

Вообще, я читаю, разговариваю и удивляюсь. Люди-то были грамотные, развивались. В то время тоже была определённая культура, и жили неплохо. Это нам кажется, что мы такие развитые, а раньше все были тёмные. Ничего подобного. Начинаешь с ними разговаривать, они многих помнят. И что характерно, называют всех по имени-отчеству.

Я была недавно в Новокузнецке у Анны Федотовны Васюниной (Демидовой), которой 92 года. Она родилась в Красулине, а потом переехала в Тагарыш. Анна Федотовна дала много материала для музея. В том числе брошюру «Город Сталинск в годы репрессий». Там перечислены те, кто был забран по линии НКВД в 1937 г. и расстрелян. В ней упоминается Пётр Семёнович Шувариков, который был первым председателем нашего колхоза. В этой брошюре его фотографию мы нашли. И не только его. Также Петра Гавриловича Щербакова из колхоза «Победа» (с. Недорезово). У него были дочь и 3 сына. Один из них, Василий Петрович, погиб на фронте, у нас есть его письмо. Вырисовывается информация об этом человеке. Так одно за другое цепляется, получается история.

Стаканчик из обожженной глины принесли Дериглазовы, это начало 20 века. Горшки глиняные я из своего детства помню, крынки даже. Молоко такое вкусное было в них! Старинный умывальник из Анисимово, его выпахали из земли. Утюги, ими пользовались самые богатые люди нашей деревни, такие, как купцы Красулины.

Есть у нас и особо ценные экспонаты. Это окаменевшие часть дерева, позвонок животного, кость. Бивень мамонта найден на расположенной неподалёку от села Бухарской горе, с которой возили камни для отсыпки железной дороги. Второй бивень принесли с Талдинского разреза. Нашли его, когда снимали верхний слой почвы.

Осколок от надгробной плиты с могилы купца по фамилии Красулин. Часть надписи «1901» – год рождения или смерти, сейчас это уже невозможно установить. Ботало – колокольчик для коня, чтобы ночью пастух слышал, где пасутся его подопечные, которые днём работали.

Есть у нас и прототип утюга – ребристый рубель. На большущую скалку наматывали рубашку или другую вещь, скалку крутили и по ней этим рубелем водили. И сечка (топорик). В деревянное корыто клали нарезанное кусочками мясо или капусту и мелко рубили. Ещё в 1950-ые – начале 60-ых годов в нашем селе все пользовались такими «мясорубками».

Здесь есть и сельница столетней давности. Муку тогда сеяли в специальное корыто (сельницу), которую для удобства ставили на стол или лавку. После просева отруби оставались в сите. Квашня была – бочка деревянная, в ней рукой месили тесто. Помню, мама булки хлеба сформирует, на стол положит. Они поднимутся, потом уже лопатой деревянной с длинной ручкой (такой, как у нас в музее) в русскую печь ставит на «под». Хлеба положит в два ряда, булок 6 – 8, прикроет заслонкой железной. Хлеб там сидит, потом его этой же лопатой вытаскивали.

В этом музее чувствуется дух старины. Зайдя в него, можно погрузиться в не такие уж далёкие, но совсем не похожие на наши, будни, представить быт наших предков, отдать дань памяти героям военного и мирного времени. Школьники проявляют большой интерес к экспозиции, забегают на каждой перемене, так что нам приходилось пару раз ждать звонка на урок для продолжения разговора с Ниной Григорьевной. Музей живёт насыщенной жизнью. И дай Бог, чтобы таких кладезей истории было как можно больше.

Подготовила Д. Акулова.

Social comments Cackle